Казнить нельзя помиловать

Проблема — даже не столько вопрос, сколько именно проблема смертной казни — отнюдь не праздная и не решаемая в одно касание, мол, всех злодеев, упырей и негодяев развешать одной гирляндой на фонари, а оставшимся «все поделить», как это предлагают особо рьяные поборники справедливости, по сути желая победив дракона, самим стать драконами. Когда государство берет на себя ответственность отнять жизнь у преступника, это вовсе не так уж просто, и не всякое государство имеет на это право. Если в путинской, приватизированной аффилированными  и неприкасаемыми лицами РФ сейчас отменить мораторий на смертную казнь, нетрудно понять, кто в итоге пойдет на дыбу, каторгу и плаху: за миллионные хищения условка, а за карикатуру Елкина штраф в размере почти двух семнадцатитысячных среднеклассников, за космическое воровство в «Роскосмосе» безадресный выговор от нацлидера, а за сочувствие русскому Донбассу — выдача в укрогестапо на верную и мучительную смерть.

Но в будущей России, чертеж которой смоделировала команда Центра Сулакшина, смертная казнь тем не менее будет возвращена, временно, до прихода в разум истины, потому как всяких оборотней в погонах и без, у которых особняки до потолка забиты народными деньгами, добрыми словами и душещипательными взываниями к совести и чести, которых нет, не вразумить. Конечно, человеческая жизнь бесценна и отнять у человека жизнь есть тяжелейшее преступление, и для того, чтобы на лишение жизни человека пошло государство, нужны угрозы такого уровня, чтобы не вынесение смертной казни оказалось еще большим злом, нежели лишение жизни преступника. Но что может выступить таким мерилом в общественном сознании?

Лично я безобидный гуманист, но когда обмолвилась, что искренне не знаю, как отнестись к смертной казни как таковой, мне предложили простой мысленный эксперимент: «Ну, представь перед собой Вальцмана, Турчинова, Парубия, Ляшко, Яроша, Билецкого. И подумай хорошо». И первый мой душевный порыв, признаюсь, был таков, что будь моя воля, я бы этих нелюдей собственноручно к стене прислонила, без сожалений, адвокатов, презумпций и длинных речей, с чувством глубокого удовлетворения наплевав на всякие там ООН, ЕСПЧ и ОБСЕ: за павших и искалеченных защитников Донбасса, за погибших детей, которым никогда больше не знать ни любви, ни мира, ни счастья, за слезы вдов, сирот и матерей, которые эти самые вышеупомянутые организации шесть лет в упор не видят. Впрочем, мы все за последние годы порядком озверели, и в соцсетях не являются откровением комментарии вроде «душили мы их, душили», а кого душить, зачем душить, душить чтобы что? Или авторы этих агрессивных месседжей готовы сами петли на шеях затягивать, в затылок стрелять, а может, просто изливают свои неконтролируемые эмоции в ожидании, что добровольные палачи найдутся, а им останется роль зевак в белых перчатках?

Я всерьез задумалась, и поняла, что не хочу уподобиться стервятникам, не хочу стать как они одновременно и судьей, и прокурором, и палачом, но и пребывать в лучезарном гуманизме среди радуг и единорогов не могу и не буду. Состоялось же в истории человечества вынесение смертного приговора Нюрнбергским трибуналом гитлеровским преступникам, злодеяния которых были столь велики, что не заслуживали никакого снисхождения. Так что смертная казнь не всегда является злом большим, нежели злодеяние. И это касается не только военных преступлений, каковые несомненно подлежат суровому и неотвратимому возмездию, а не кретински бесплодным возбуждениям дел против «киевских партнеров» и «уважаемых инвесторов».

На днях в рамках обратной связи с российской аудиторией (а она вовсе не так уж мала, как некоторым бы хотелось) профессору С.С. Сулакшину задали следующий вопрос: » Нужно ли с Вашей точки зрения отменять мораторий на смертную казнь? Если да, то не будет ли здесь противоречия с ценностями, заложенными в проекте Конституции? Если нет, то как вернуть потенциальным государственным преступникам высоких уровней страх перед неизбежным наказанием?» На эту тему в трудах Центра Сулакшина уже было достаточно внятно сказано буквально следующее: «На фоне той деградации, мутаций, озверения страны, до которой ее довел путинизм, смертная казнь, похоже, нужна. По тяжким и самым тяжким преступлениям: педофилии, преступлениям против женщин и тяжким государственным преступлениям, типа масштабной коррупции. Скорее всего, что этот вопрос должен быть рассмотрен на всенародном референдуме. Когда придет наше время (а оно придет — прим.авт.), референдумы по неоднозначным, острым вопросам обязательно будут проходить, а вопрос о смертной казни один из таких вопросов».

Особняком в перечне преступлений, караемых высшей мерой наказания, является коррупция — и это не случайно. Например, китайские товарищи считают, что коррупционер опаснее убийцы, потому что убийца убивает человека, а коррупционер убивает государство. И в КНР борьба с коррупцией в полном соответствии с вышеуказанным тезисом последовательно проходила следующие стадии: «Сначала, первые года три, это были слухи — «партия приняла план: каждый год расстреливать по 1000 чиновников-взяточников». Ну, раз есть план, так надо исполнять — ловить и стрелять по 3 чиновника коррупционера каждый день, что собственно и делалось. 2007 год. На нашей фабрике в Вэйхае надо было увеличить выделенную мощность электроэнергии, почти в 2 раза. Я знал по российскому опыту, что это тяжко и очень затратно. Когда я принес китайскому чиновнику подношения, чтобы решить этот вопрос, он чуть в обморок не упал. В общем, мощность увеличили за неделю, при этом успели вынуть старый кабель и уложить новый на расстояние около километра. Чиновник принял от меня ручку Parker, купленную за $100, и при мне сделал запись об этом в специальном журнале. Во как работала легенда. 2015 год. Зарплата на нашей китайской фабрике у работников $600 долларов в месяц. В 2003 они же получали $50 долларов в месяц. Как расцвел Китай за это время говорить лишнее… сами знаете. Самые новые технологии и все такое.
2019 год более 120 миллионов китайцев выехало в турпоездку за рубеж.

И всего-то показательно расстреляли 10 000 взяточников и вредителей, хотя начинали тайно. Но каков результат! Поразительный результат. Кстати, Европа их укоряла за это, дескать, демократия — то-се, на что китайцы им отвечали: “У вас демократия, а у нас Китай”.

Китайские товарищи начали борьбу с коррупцией — а не игрища нанайских мальчиков, как в некоторых богоспасаемых державах, — с малого: для начала довели до сведения чиновников список из 8 пунктов. Каждый должен был их выучить наизусть и соблюдать беспрекословно:

Отказ от торжественности и формализма. Многие высокопоставленные чиновники и губернаторы любят восточные пышные торжества. Красные дорожки, встречи с народом, на которых обязательно принято одаривать бюрократов. Все это сопровождается цветами, песнями, аплодисментами, дорогими банкетами. Естественно, что все это оплачивается из государственных бюджетов.

Отказ принимать участие в каких-либо коммерческих мероприятиях, таких как закладка камней, участие в конференциях, перерезание ленточек при открытии и т.д.

Сведение к минимуму поездок за границу. Сокращение штата помощников, сопровождающих, если они все же необходимы.

Ведение документации и разъяснения понятным для обычных граждан языком.

Отказ от перекрытия дорог, улиц для проезда кортежей.

Отказ от лишнего пиара.

Появление в новостных лентах, передачах только при крайней необходимости. Отказ от публикаций, автобиографий, поучительных книг и прочее.

Экономия. Не выписывать себе машины, квартиры, путевки и т.д.

Поначалу чиновники восприняли это как партийную демагогию или популизм. Никто всерьез не думал, что товарищ Си не шутки шутит, а потом понеслось: за первый год нововведения, известного под лозунгом «Или высокая мораль, или расстрел» количество банкетов снизилось на 30%. Экономили не только на традиционных ужинах и обедах. Снизились и продажи билетов на авиаперевозки первого класса на 10%, продажа роскоши упала на 20-30%. Снизились и объемы элитной водки «Маотай», которую покупали только чиновники. Цена одной бутылки составляет примерно 600-700 долларов США. Первые результаты 2013 года дали свои ощутимые всей страной плоды. Экономия бюджета составила около 40 млрд долларов. И это только цифры федерального бюджета. Общая экономия всех уровней составила порядка 160 млрд долларов. При этом нельзя забывать одно обстоятельство в китайском законодательстве: приговорить к расстрелу — не значит расстрелять. Предусмотрено, что исполнение приговора можно отложить. Сроки исполнения при этом не регламентируются. Это значит, что получив высшую меру наказания, можно всю жизнь ожидать расстрела, так и не дождавшись его.

А теперь вернемся к родным пенатам. Даже сверхлояльные «Ведомости» отмечают, что масштабная  коррупция сама по себе рискует стать символом путинской эпохи. И русский гений М.В. Ломоносов говаривал: «Ежели где-то что-то убыло, то где-то что-то прибыть должно непременно». А это вот что означает: если некий чиновник украл народное бабло и вышел сухим из мутных вод современного российского правосудия, значит этого самого бабла не досчитались пенсионеры, многодетные семьи, матери одиночки, студенты, вдовы, сироты, пациенты, которым греют душу не сто первая шуба из несчастных заживо ободранных норок или песцов, а которым нужно просто вовремя и здорово питаться, находиться в человеческих условиях, своевременно принять лекарство, чтобы  всего лишь выжить — или же умереть, при этом злостно подкосив некую демографическую статистику путинского одноименного нацпроекта, и сразу в рай. Сотни тысяч российских граждан «не вписались в рынок» и обрели стабильность на бесконечных кладбищах страны (зато войны нет), но где-то в теплых морях плавают красивые яхты, а в лучезарном поднебесье летают  белоснежные самолетики с собачками (к собачкам нет претензий, они ни в чем не виноваты). Ах, у вас нет денег, но вы держитесь, еще и в хорошем настроении? Так вы знаете, где народная кубышка и кто ею распоряжается, а ведь это и есть жизнь миллионов граждан: нормальное питание, здравоохранение, жилищные условия, досуг, социальная поддержка, отсутствие стрессов и страстей в условиях внятного завтрашнего дня etc. Можете ли вы, дорогие россияне, не то чтобы свои кровные вернуть в народный бюджет, а хотя бы открыть рот и возмутиться без риска попасть под закон Клишаса о неуважении к власти? Риторический вопрос. Нравится ли вам такая жизнь? Решайте сами.

Профессор С.С. Сулакшин в предложенной им и его командой Программе «Настоящий социализм» ответственно заявляет (желающим занять «место для кормления» напрячься): «Государственная должность станет отягчающим обстоятельством по всем статьям уголовного кодекса. Если ты чиновник и пойман за руку в совершении преступления, то твоя должность будет не способом отмазки, как это сейчас происходит — один закон для смердов, а другой для «васильевых» и сердюковых» — а наоборот, отягчающим обстоятельством.

Еще одна немаловажная вещь — люстрация, отстранение чиновников от государственной должности с пожизненным поражением его в праве занимаеть государственные должности.

В той части мотивации, которую я обозначил как страх, для самых крутых и борзых коррупционеров и преступников в государственных креслах будет временное (в историческом смысле) возвращение смертной казни».

Товарищ Си в свое время сказал, что «у вас демократия, а у нас Китай». Так вот, у нас — вообще Россия, которую ни умом не понять, ни аршином не измерить, еще М.Е. Салтыков-Щедрин писал: «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?», хотя сам тоже был своего рода бюрократом, однако Россией не закусывал, а напротив, отгонял от пирога ненасытных и бессовестных. Вот и мне хочется как-то гуманно, словесно, милосердно, по-христиански что ли повторить гражданский подвиг Михаила Евграфовича, но пока не очень получается, в нынешнем лютом безвремении все больше приходит на ум «око за око».

А вернувшись к стартовой теме «представь себе Парубия, Вальцмана и Турчинова», почему-то замыленному шестилетней гибридной войной взору представляются еще и их «уважаемые московские партнеры», которые  отнюдь не бескорыстно снабжают укробандеровскую власть энергоносителями, финансами и оружием, навязывают свое минское свинство в виде ОРДИЛО в составе вна Республикам Донбасса, и по большому счету являются пособниками неонацистского русофобского кровавого киевского режима, вскормленного западными коллегами Кремля. К сожалению, не помню в точности, что там Нюрнбергский трибунал по поводу пособников постановил, но наверняка правосудие восторжествовало. Потому что было все по справедливости, без коле-уренгойского нытья по поводу «заблудившихся под Сталинградом немецких туристов» и их местных проводников в виде старост, бургомистров и полицаев. Как и в будущей России суд над злодеями станет суров, но справедлив: dura lex, sed lex, и это в вольном переводе на язык родных осин означает, что не надо из Фемиды дуру делать, как это при развитом путинизме принято. Или как говорил товарищ Жеглов, «эра милосердия Михал Михалыча еще не наступила». Вы все еще хотите руководить страной, господа путинские манагеры? Тогда мы идем к вам, мирно, законно и правосудно, мы, народ, единственный и неповторимый источник власти в РФ (см. действующую Конституцию).

Любовь Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий