От памятника к памяти или Туда, сюда, обратно

На днях в СМИ появилась информация о том, что в Донецке планируется установка памятника Сталину, причем на месте памятника Тарасу Шевченко. Об этом сообщает издание «Спектр» со ссылкой на источники, близкие к Главе ДНР Д.В. Пушилину. Также, на портале ОД «Донецкая Республика» размещена петиция об установке в Донецке памятника генералиссимусу.

И тут началось: как говорится, еще не пито, не едено, а протестный шум в определенных кругах донецкого общества поднялся такой, будто кого-то «хулиганы зрения лишают». Новость, собственно, двойная — и первая ее часть об увековечении памяти И.В. Сталина в Донецке. А почему бы и нет? Как всем известно, а быть может, и неизвестно, но Иосиф Сталин был избран Почетным забойщиком, Почетным членом Сталинского (ныне Донецкого) горсовета, и числится таковым по сей день.

Когда в ДНР «Почта Донбасса» открыла филателистическую серию «Великие люди» выпуском художественной почтовой марки №171 «Иосиф Виссарионович Сталин», тоже некая группа лиц возмущалась до небес, мол, тоталитаризм, «гулаг» и вообще кошмарный ужас. Но даже неуважаемый В. Соловьев (это который «Донбассу никто ничего не обещал»), сообразил, что «отношение к Сталину в Донбассе понятно, потому что там идет борьба с украинскими нацистами, и первые образы, которые всплывают в сознании, это образы победы над нацизмом, победы в Великой Отечественной войне. А руководителем Советского Союза тогда был Сталин».

Вторая часть новости — это якобы посягательство на памятник «славетному Кобзарю», причем речь идет не о «шевченкопаде» (мы же не дикари какие-нибудь, как некоторые украинствующие «небратья»), а о переносе бронзовой фигуры Тараса Григорьевича из центра города в какое-нибудь менее политически значимое место, например, меланхоличный и живописный «садок вишневий коло хати» для любителей. Но давайте вспомним, в чем вообще смысл памятников как таковых, зачем они нужны и с какой целью их воздвигают благодарные потомки. Если верить всезнающей Вики, то памятник — это такое сооружение, поддерживающее память о чем-либо, выполняющее объективно-историческую функцию, а иногда несущее политическую нагрузку.

И если в данном контексте рассматривать вехи биографии и государственной деятельности И.В. Сталина, то возведение памятника Почетному забойщику, члену горсовета, руководителю Советского Союза, при котором Донбасс, славный равно трудом и подвигом, уверенно обозначил себя как всесоюзная кузница, житница, здравница, родина стахановского движения, Саур-Могила, молодогвардейский Краснодон, не выглядит чем-то  напрочь оторванным от донбасской почвы. А вот в чем глубинный смысл памятника Шевченко перед Домом правительства (ранее — знаменитая ОГА) — большая историко-политическая загадка. Разве что на этом сакральном месте до войны собирались сторонники Евромайдана, а позже фанаты «минских соглашений» и возврата ЛДНР в украинскую юрисдикцию в статусе ордилос вокруг «Кобзаря» ритуально водили пленных укровояк, накормленных ресторанными блюдами в блокадном городе, дабы показать им, что вы нас за бабки убиваете, а мы «не уподобляемся».

И какие все сразу стали культуртрегеры, хором возопившие о «великом поэте» Шевченко. А что великого он создал, что мы вообще помним из его грандиозных произведений, просветивших и окультуривших жителей Донбасса? Даже самые украинизированные со школьной скамьи, получившие лучшее в мире советское образование дончане и луганчане, с трудом припоминают разве что пару строк вроде «як умру, то поховайте» или «незлим тихим словом», потому что не зашло, хоть сто памятников на квадратный метр всупонь.

Многочисленные комментаторы в сети бросаются громкими словами «разжигание розни», «вандализм», «неуважение к истории», «глумление над культурой», «уподобление бандеровцам» и т.д., но пока ни один из них не смог внятно объяснить, какое отношение, если по-честному и справедливости ради, Шевченко имеет к истории и культуре русского шахтерского края? Он здесь родился? Нет. Может, проездом бывал? Опять-таки нет. Он писал о Донбассе? Само собой, что нет, в отличие от Чехова, Куприна, Вересаева и многих других писателей и поэтов, влюбившихся в невероятной красоты и свободы донецкие степи, воспевших тяжкий труд освоителей Дикого поля и знаменитый донбасский характер. Тогда что он тут делает, бедолага, посреди города-героя, воюющего седьмой год с украинствующими неонацистами? Тот факт, что в рамках украинизации по указке Киева в 50-е годы прошлого века по всему Донбассу — и в Луганске, и в Артемовске, и в Горловке были водружены памятники «Кобзарю», еще не значит, что на это решение Совета Министров УССР по сей день молиться надо с придыханием. У нас есть свои славные земляки: Даль, Прокофьев, Седов, Куинджи, Ханжонков, Громова, Шевцова, Быков, Соловьяненко, и у русского Донбасса нет нужды в заимствовании символов «малороссийской культуры», коль скоро собственных героев и выдающихся деятелей для увековечения хватает с избытком. И почему-то никто из донецких поклонников творчества Тараса Григорьевича не задается симметричным вопросом: а как там на Украине, чествуют наших или мы опять в одни ворота играем?

Впрочем, богат Донбасс и «альтернативными» знаменитостями, например, числится в его активе наш современник, Жадан С.В., уроженец Старобельска (Ворошиловградская обл.), поэт, прозаик, переводчик, активист харьковского Евромайдана, обладатель премии «за особый вклад в украинскую культуру и стойкость гражданской позиции», а также носитель титула «самый сексуальный деятель украинской культуры» по версии 2019 года. Сей знатный земляк некогда написал роман «Ворошиловград», в котором передал парадоксальный привет столь любимому им украинству: «Они приходят и забирают у тебя все, что тебе принадлежит. Они лишают тебя твоей свободы и твоей территории. Они забирают у тебя твое прошлое и твою память. И все, что ты можешь им противопоставить – это свою любовь и свою ненависть. Ну, и свои криминальные навыки. Истории украинского рейдерства посвящается». Не правда ли, забавно, что выходец из Донбасса, щирый и свидомый донельзя тем не менее считает страну 404 рейдером — в том числе рейдером культуры, рейдером слова, рейдером литературы. При жизни памятники ставить не принято, но скорее всего, в Донбассе никто не удивится, если пана Жадана в Киеве где-нибудь напротив здания Верховной Рады в надлежащее время увековечат в бронзе, а вот памятник, к примеру, О. Бузине, который упомянутого выше Шевченко, как известно, не очень-то жаловал, скорее появится в ЛДНР, нежели в незалежной.

Словом, «все смешалось в доме Облонских»: и расы, и классы, и право почвы, и право крови, и свои, и чужие, да так, что теперь этот гордиев узел не распутать, а «резать, не дожидаясь перитонита», и это очень нехороший симптом. Странно то, что многие, не только сочувствующие граждане РФ, но и сами жители ЛДНР пока не до конца осознают, что Донбасская война губительна не только в прямом, кровавом ее проявлении, но и в противостоянии смыслов. Причем с украинствующей стороны эти смыслы людоедские, живодерские, неонацистские, но понятные и весьма конкретные: «Москаляку на гилляку», что в переводе на русский означает: «Обещайте мразям все, что угодно, а вешать будем потом». Тем временем проблема идеологии Донбасса, как и в 2014 году, остается нерешенной, более того, многие искренние и честные патриоты не считают отсутствие единых ценностей и целей проблемой. Но как мы можем объединиться, на какой платформе, во имя чего нам не только сражаться и погибать, но жить и побеждать, если даже не самый судьбоносный вопрос переноса памятника Шевченко и увековечения памяти И.В. Сталина порождает непримиримые общественные противоречия?

При всем уважении к активной части гражданского республиканского общества, а она в основном сосредоточена в сети, следует признать: мы до сих пор не готовы к консолидации, ничего не забыли и ничему не научились. На седьмом году гибридной войны первоначальные ориентиры неумолимо размываются, а депрессия в Республиках нарастает. Потому что для Победы нужно нечто большее, чем понимание «против» чего мы выступаем, а именно — четкое, ясное и здравое понимание «за» что.

Попытка Центра Сулакшина предложить Донбассу для рассмотрения свой проект Конституции России оказалась невостребована, и не только злокозненными кремлевскими кураторами, но и многими добросовестно заблуждающимися жителями Донбасса. С.С. Сулакшин писал в сопроводительной записке: «Высылаю обещанный текст Конституции ДНР „под ключ“. Это детальный и сложный текст. Но он профессионален, содержит идеологическую ценностную программу строительства страны. За такую страну можно кровь проливать. За страну, в которой опять появятся коломойские, ахметовы, абрамовичи, ее не стоило проливать. Наш опыт говорит о том, что если конституция не охватывает важнейшие вопросы, замалчивает их, то их вновь „охватят“ богатеи, известные в любой стране и истории захребетники и внешние манипуляторы.

Что это за вопросы? Основа всего в концепте высшие ценности, от них отталкивается вся конструкция страны. Это вопросы труда, собственности, природных ресурсов, земли, народовластия, его гарантий, справедливости, социальности, нравственности, правосудия, центрального банка, языка и идентичности, интересов большинства народа, русской (украинской) темы, как коренных народов территории и темы всех национальных отношений, религий, партий и выборов, устройства власти и ее ветвей, устройства территории, позиции к внешнему миру, прав и свобод, ответственности и обязанностей человека и гражданина, единства системы власти, всех ее ветвей и т.п. Многие десятки вопросов.

В вашей ситуации особенно важно заложить все эти детали. Повторю — иначе смыслы будут тут же перехвачены политическими мародерами и денежными захребетниками. Опять природные ресурсы будут работать на богатеев, опять не народ, а лоббисты будут управлять жизнью страны. Мы мечтаем, чтобы такая конституция появилась и в России, полным ходом идущей к своему собственному краху, но может быть именно в вашем трагическом случае, ценой многих жизней такой прорыв к нравственному и истинно народному государству станет возможным? М.б. вы покажете пример и России?»

Нет, не покажем, во всяком случае не сейчас, потому что все идет как по-писаному: проливается кровь за манипуляторов, мародеров и захребетников, а ведь нас предупреждали. И даже сейчас те граждане ЛДНР, которые уже ознакомились с Программой Сулакшина, отворачиваются от нее без объяснения причин и без какой-либо альтернативы (которой не было, нет и не предвидится), возвращаясь к безрезультатной, но зато привычной, а главное, легкой и не требующей затрат времени и сил симуляции политической и общественной деятельности: облаять приспособленку Поклонскую с ее «Донбасс цэ Украина», живописать ежедневные обстрелы (а кому они это рассказывают? Местные это все видят и слышат, а остальным дела не было и нет), в сто первый раз констатировать порочность путинского режима и послать бессильные проклятия на голову укронацистов.

И так седьмой год у разбитого корыта Русской весны длится исступленное, но бесплодное прозябание, безумная страсть однажды ощутившего свою невероятную силу и власть народа, жаждущего былого обладания, но ныне на него не способного, панически боящегося очередного политического «облома», хотя ЛДНР бояться уже нечего и терять нечего — даже наши цепи и те отжали, распилили и продали на металлолом по бросовой цене. Мы справедливо обвиняем кремлевский режим в политической мастурбации, а чем мы сами сегодня круче, мы, чудом выжившие при зачистке пассионариев неуловимыми тк.н. «укроДРГ», а сейчас промышляющие лишь ностальгией о всенародном подъеме 2014 года? Так же буксуем — кто в порядке осознанного саботажа, а кто в силу выученной беспомощности, но без малейшей сколько-нибудь осмысленной и серьезной попытки объединенными усилиями привести себя в рабочее состояние стояния, и наша общая слабость радует только протоукров, их кремлевских партнеров и слепоглухонемое мировое сообщество, а всю эту банду лично мне потешать совсем не хочется.

Пока у нас только преступность «организованная», а обыватели — каждый сам по себе и за себя, заблудившиеся между Сталиным и Шевченко, бросающие друг другу в лицо взаимные и отработанные годами обвинения в «тоталитаризме», «вандализме» и т.д. Родина, конечно, в опасности, но она подождет, мы заняты поистине важным делом: нет, не политическим строительством Новой России — колыбели будущей России Великой, а сетевыми битвами друг с другом. И это не чья-то посторонняя проблема, а моя собственная боль, мой гнев, мое бессилие и, наверное, моя вина, ибо мое бедное сердце, как его не утешай, а кровоточит так же, как седьмой год истекает кровью мой Донбасс — сердце России, отчаянно бьющееся из последних сил. Мой Донбасс. Твой Донбасс. Наш Донбасс.

Любовь Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий