Фото: фото Риммы Убейконь

В Новосибирске не хватает мест в медучреждениях для пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию. Больные вынуждены ждать своей очереди на госпитализацию в палатке Центра медицины катастроф.

Правозащитница Ирина Гребнева направила обращение губернатору Новосибирской области Андрею Травникову с просьбой разобраться в ситуации с ненадлежащим оказанием медицинской помощи пациентам госпиталей, пререпрофилированных под COVID-19. Поводом послужила ситуация, в которой оказались ее знакомые. Семейную пару с пневмонией и подозрением на коронавирусную инфекцию ночь продержали в палатке перед Городской клинической больницей № 11, где не было создано условий для пребывания больных.

«Я болела восемь дней, с высокой температурой и развивающейся одышкой. За это время дважды вызывала врачей. Тесты мне отказались делать категорически, объяснив, что это лишнее для человека, который соблюдал карантин и не имел контактов с инфицированными», — рассказала «МВ» жительница Новосибирска Римма Убейконь, которая накануне провела ночь в палатке территориального Центра медицины катастроф, расположенной перед больницей № 11.

Женщина и ее супруг, у которого наблюдались схожие симптомы, получили направления на КТ легких. У них была выявлена пневмония и двустороннее мультилобарное помутнение матового стекла. Убейконь позвонила в скорую помощь, где ей рекомендовали вызвать бригаду для госпитализации.

29 мая в 23:00 пациентов доставили в ГКБ № 11, но разместить их было негде. «Уже в машине доктор, приехавшая за нами, намекнула, что в больнице нет мест и придется подождать, когда освободится очередное. Для ожидающих во дворе установлена палатка Центра медицины катастроф. Помимо нас, ночь здесь провели еще четыре пациента. Днем здесь было 18 человек», — рассказала Убейконь.

Она отметила, что всю ночь в палатке работала тепловая пушка. Но кроватей в ней не было (только металлические стулья), пациентов не обеспечили едой и водой. «Бутылку воды и стаканчики нам купили сотрудники Центра медицины катастроф, им жалко людей», — добавила жительница Новосибирска.

Утром 30 мая (в 6:20) пациентов перевели в медучреждение — Римму Убейконь разместили в коридоре, а ее мужа в палате. У больных уже взяли тесты на коронавирусную инфекцию.

ГКБ № 11 — самый крупный инфекционный госпиталь Новосибирска. Его открыли 20 апреля, тогда региональный оперштаб сообщал, что там развернуто 642 койки. В мае региональный Минздрав признал, что этих мощностей недостаточно, и перепрофилировал под COVID-19 стационары в других учреждениях.

«Что надо сделать, чтобы чиновники не врали о готовности к эпидемии, а обеспечивали медицинскую помощь?» — обратилась к губернатору адвокат Ирина Гребнева. Она готова оказать юридическую поддержку пациентам, оказавшимся в такой ситуации.

После выздоровления супружеская пара может направить иск о причинении морального вреда, говорит Гребнева. «Если людей забрала скорая, и было принято решение о госпитализации, то их должно принять лечебное учреждение, оформить и начать лечение. Если бы эта палатка была похожа на госпиталь, например, с кроватями и оборудованием, то другой разговор», — сказала она.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

Источник: narzur.ru