Фото: Dobramir.ru

Страна пытается поддержать поставки отечественной базы, что в итоге лишь расхолаживает разработчиков

Одной из больших трудностей, созданных западными санкциями, стала нехватка качественной электронной компонентной базы (ЭКБ) для нужд оборонно-промышленного комплекса, силовых и государственных структур РФ.

Под понятие ЭКБ подпадают микросхемы, чипы, различные процессоры, микросборки, полупроводники, ПЛИСы (программируемые логические интегральные схемы), СБИСы (сверхбольшие интегральные схемы) и ASIC (интегральные схемы специального назначения). Зачастую из них собираются вычислительные модули, которые встраиваются в различные типы электронных систем.

Курс на поддержку производителей ЭКБ и электронной аппаратуры, в том числе в виде такого весомого инструмента как ФЦП (федеральная целевая программа), наше государство запустило задолго до введения санкций. После 2014 года к ситуации в этом сегменте власти РФ стали подходить более серьёзно, но существенных положительных изменений так и не произошло.

Потребители электронной компонентной базы, в число которых входят госбанки, ОПК, Минобороны, силовые и гражданские ведомства, продолжают жаловаться на недостаточную производительность, дороговизну, высокую энергозатратность и в целом на значительно более низкое качество отечественной электроники.

В советские годы наша страна тоже отставала от зарубежья в области минитюаритизации, производительности и потребляемой мощности ЭКБ. Однако это отставание не было столь серьёзным и сглаживалось наличием потребителей в гражданском секторе, что позволяло держать относительно невысокую цену на микроэлектронику специального назначения.

Сейчас для гражданских нужд отечественная микроэлектроника практически не изготавливается из-за фактической смерти российского сектора производства бытовой электроники и гражданской компьютерной техники.

Чрезвычайно низкие объёмы производства гражданской ЭКБ спровоцировали рост цен на всю номенклатуру компонентной базы. К тому же нашим разработчикам, по сути, стало не с кем конкурировать, так как государственный сектор зачастую вынужден делать выбор в пользу российской микроэлектроники.

В начале января на сайте habr.com была опубликована статья инженера Тимофея Захарова, посвящённая его личному опыту взаимодействия с отечественными разработчиками микроэлектронники. Автор рассказал, что был шокирован полным отсутствием минимальной клиентоориентированности у предприятий РФ.

По словам Захарова, отечественные производители ЭКБ настолько немотивированны на работу с покупателями, что даже не размещают номенклатуру собственной продукции и её характеристики.

Более того, множество российской микроэлектроники выпускается неудовлетворительного качества и по ценам порой в десятки раз превышающие импортные аналоги. Крайне растянутыми, по словам инженера, являются и сроки поставок — несколько месяцев из не самых далёких городов России.

«Технологическая отсталость сказывается и на размерах отечественных компонентов, они, как правило, намного крупнее современных импортных аналогов. С ними ни о какой плотной компоновке на печатной плате речи не идёт», — пишет автор.

Важной проблемой, на которую указал Захаров, является ручная сборка отдельных видов микроэлектроники, что, конечно же, не оберегает от множества ошибок, автоматически увеличивает срок производства и стоимость конечной продукции.

«Про качество, связанное с культурой производства, проще сказать, что отечественные производители не стесняются поставлять откровенный брак. И этих примеров у меня не один, не два, а множество», — сообщил Захаров.

На официальном уровне наше государство признаёт, что догнать зарубежных разработчиков ЭКБ нереально. Стратегическая цель, прописанная в подпрограмме «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники на период до 2025 года», заключается в том, чтобы сократить «отставание российской электроники и радиоэлектроники от мировых показателей».

К этому сроку Россия должна подтянуться до уровня технологии 0,045–0,010 мкм, что станет хорошим показателем, но насколько он реально достижим (при отсутствии мотивации на разработку новых качественных образцов) является очень большим вопросом.

Не добавляет оптимизма и курс нашего правительства. На официальном уровне звучат правильные заявления о том, что качество ЭКБ — важный показатель технологического и цифрового развития экономики. Ряд проблем публично озвучиваются, но они напрямую не затрагивают вопросов исправности и соответствия заявленных характеристик реальным параметрам.

Например, при Дмитрии Медведеве говорилось о необходимости выправить положение дел с критической зависимостью от импорта отдельных типов ЭКБ. Однако корнем проблем правительство называло невыносимые условия для российских разработчиков, которые якобы создают зарубежные поставщики.

В итоге наверху окончательно победила точка зрения о том, что следует создать тепличные условия для российских производителей ЭКБ. При Медведеве появилось ещё больше различных льгот, преференций и программ субсидирования.

Аналогичную политику продолжил и Михаил Мишустин. В августе прошлого года он утвердил новый пакет субсидий. За счёт очередных мер господдержки производители микроэлектроники смогут возместить до 90% затрат, связанных с разработкой новой продукции.

Да, эти деньги не отдаются просто так. Формально предприятие должно дать обязательство, что «выручка от реализации разработанных модулей составит не менее размера полученной субсидии, а от разработанной ЭКБ — не менее половины субсидии». Но опять-таки — у этой продукции будет безальтернативный покупатель, который стремится отчитаться об успехах в замещении иностранной электроники.

На пути формирования тепличных условий ещё дальше пошёл Минпромторг РФ. В конце декабря на портале regulation.gov.ru ведомство разместило проект постановления, которое вводит двухуровневую систему допуска вычислительной техники на рынок госзакупок.

Если не вдаваться в подробности, то предложение Минпромторга заключается, в том, чтобы обязать госзаказчиков отклонять заявки на поставку техники с зарубежным процессором, если в конкурсе участвует хотя бы одна отечественная организация, соответствующая требованиям техзадания.

В ведомстве не скрывают, что проект документа направлен на предоставление российским производителям ЭКБ больших преимуществ при борьбе за госконтракт на поставку вычислительной техники.

Скорее всего, такая мера призвана ускорить переход госсектора на отечественные компьютеры. Дедлайн завершения этого процесса постоянно откладывается. Впрочем, план Минпромторга можно рассматривать и как либерализацию госполитики по импортозамещению, потому что в 2020 году власти РФ всерьёз подумывали над принуждением всех госкомпаний к переходу на российский хард.

В самом факте искусственной поддержки производителей микроэлектроники ничего необычного нет. В современном мире государство часто субсидирует высокотехнологичные проекты, влияющие на состояние национальной безопасности.

Однако результатом подобных мер должно быть кратное повышение не столько объёмов производства (тем более за счёт почти неприкрытого принуждения госсектора закупать ЭКБ), сколько существенное улучшение качественных параметров продукции. Однако этот аспект власти РФ на официальных мероприятиях публично не обсуждают.

Безусловно, на российском рынке есть ряд вменяемых игроков, которые не позволяют хамства в отношении заказчиков, пытаются бороться за качество и не злоупотребляют господдержкой. Однако в нынешнем виде госполитика в большей степени расхолаживает производителей ЭКБ, лишая нашу страну возможности уменьшить пропасть отставания от зарубежных государств.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»), С14 (Січ), ВО «Свобода», Национальный корпус (партия) Украина.

**Организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, по решению Министерства юстиции РФ: ФБК (Фонд борьбы с коррупцией), Голос Америки, Idel.Реалии, Кавказ.Реалии, Крым.Реалии,Телеканал Настоящее Время, Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), Сибирь.Реалии, Фактограф, Север.Реалии, Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT», Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна

Источник: narzur.ru