В конце ноября 2019 года был проведен очередной этап мониторинга политического спектра России с целью вычисления политической температуры российского социума. Этот показатель характеризует настроения общества в части его отношения к власти, ее решениям и достигнутым результатам. В текущий политический момент это фактически отношение к Путину, его группировке и его политическому режиму, получившему уже довольно устойчивое наименование путинизм, к их государственно-управленческим практикам и результатам.

Кроме основного опроса, задавался ряд страховочных (дублирующих) вопросов для надежности выводов и интерпретации, а также актуальных замеров иных общественных настроений. Сделан прогноз политического будущего страны.

Теория инструментария политической температуры показывает, что сверхразогрев общества характерен для периодов выраженной социально-политической активности, вплоть до революционных событий. Переохлаждение общества (его активности, самостоятельности) соответствует стагнации в развитии. Наиболее эффективному и устойчивому прогрессивному развитию общества и государства соответствует оптимальная политическая температура (около 450 условных градусов). Политической температурой можно управлять, что и делают «умные» государства, проводя соответствующую государственную политику гражданских свобод, доступности и свободы информации, гарантий деятельности оппозиции, обратных связей по линии общество-власть. Глупые и криминальные власти доводят дело до потрясений. Именно с учетом этого знания новая государственная политика, оппонирующая путинизму, запланирована в Программе Сулакшина.

Мониторинг политической температуры проводится авторами на протяжении длительного периода, с апреля 2011 года. Политическая температура вычисляется математически, исходя из формы политического спектра, который измеряется с помощью социологического анкетного опроса по 11 вариантам ответа на ключевой вопрос об отношении населения к власти и ее решениям. Опрос проведен по всероссийской квотной выборке среди городского и сельского населения в возрасте 18 лет и старше, в 30 населенных пунктах России двумя методами. Во-первых, методом личного интервью (уличный опрос). Была проверена сходимость результата в зависимости от объема выборки, что обеспечило надежность результата при доступном объеме. И, во-вторых, методом опроса в сети. Всего было опрошено более 2000 человек.

Авторы сталкиваются иной раз с критикой в части надежности результатов опроса. Для прояснения этого вопроса на этот раз была изучена сходимость результата по выборке. На рис. 1 видно, что итоговый результат, начиная уже с десятков анкет, носит однозначный характер. Некоторые колебания связаны не со статистической неустойчивостью, например, из-за недостаточности выборки, а с тем, что пакеты анкет поступали из различных регионов, где состояние массового сознания местного населения отличается от других регионов. В частности, например, Челябинская область заметно политически перегрета относительно других областей. Достал видимо путинизм челябинцев посильнее других регионов.

Рис. 1. Сходимость результатов по выборке доказывает надежность конечного результата опроса

Сетевой опрос охватывает наиболее активную часть общества, как правило, опережающую в своих политических рефлексиях остальное население, что дает качественное представление о динамике процесса и возможность его прогнозирования. То, как сегодня политически настроена сеть — через некоторое время будет характерно для всего общества.

Одновременно с вычислением политической температуры оценивались ответы респондентов на качественные, подстраховывающие основной опрос, вопросы.

ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ?

В сентябре 2019 г. процент населения В СЕТИ, положительно относящегося к Путину (сумма позиций «Я восхищаюсь Путиным» и «Я ЗА Путина»), составил 3,9%. А вот процент относящихся к Путину отрицательно, вплоть до ненависти (сумма позиций «Я ПРОТИВ Путина» и «Я ненавижу Путина»), составил 88%. Равнодушных 8%.

В ноябре 2019 г. цифры стали следующими. Процент населения в сети, положительно относящегося к Путину («Я восхищаюсь Путиным» + «Я ЗА Путина»), составил 4,4%. Процент относящихся к Путину отрицательно, вплоть до ненависти (сумма позиций «Я ПРОТИВ Путина» и «Я ненавижу Путина»), составил 85,7%. Равнодушных 9,9%. Процесс отторжения Путина персонально за два месяца стабильно абсолютный. Рис. 2.

Рис. 2. Отношение лично к Путину в Сети

В сети положение Путина совершенно безнадежно. В уличном опросе общество более мягко относится к президенту Путину, отставая в протестном разогреве от Сети, но и при этом отрицательное отношение также превышает положительное.

В сентябре 2019 г. процент населения «НА УЛИЦЕ», положительно относящегося к Путину («Я восхищаюсь Путиным» + «Я ЗА Путина»), составлял 30%. Процент относящихся к Путину отрицательно, вплоть до ненависти («Я ПРОТИВ Путина» + «Я ненавижу Путина»), составлял 34%.

В ноябре 2019 г. цифры стали следующими. Процент населения на улице, положительно относящегося к Путину («Я восхищаюсь Путиным» + «Я ЗА Путина»), составил 28,8%. Процент относящихся к Путину отрицательно, вплоть до ненависти (сумма позиций «Я ПРОТИВ Путина» + «Я ненавижу Путина»), составил уже 40% (рост на 6%). Равнодушных 31,3%.

Равнодушие в данном случае означает отчасти определенное психологическое состояние. А именно, закрытость и боязнь высказать вслух свое истинное отношение к Путину. Далее этот вывод будет поддержан другими данными. Но в любом случае российское общество — даже в своей консервативной компоненте — в большинстве своем Путина отвергает и степень жесткости этого вердикта за два месяца выросла. Иные опросы — даже так называемых «придворных социологов» — косвенно это подтверждают. Давно замечено, что чем хуже дела с рейтингом Путина, тем активнее начинаются публикации о его росте (!) и заоблачных, совершенно фантазийных значениях. Какие ТАМ даются поручения, такая идет и отработка. Похожее характерное политико-информационное поведение провалившегося режима наблюдается и в беззастенчивой фальсификации статистических экономических данных, демографических данных. Такое явление официальных «приписок» известно из практики позднейшего СССР. Лживость и неадекватность властей, рано или поздно, но всегда приводит государство к одному и тому же итогу.

Рис. 3. Отношение лично к Путину на Улице

Из этих сопоставительных данных становится понятным, почему правящий режим так ополчился на свободу в интернете. Почему столько сил и средств он тратит на имитацию сетевой жизни, нанимая троллей, оплачивая продажных блогеров, нагиная сетевых провайдеров и ютуб. Скручивая показатели просмотров реальной оппозиции и накручивая подставным фигурам и движениям. Интернет сообщество стало тотальным политическим оппонентом путинизму и персонально Путину. Но настроение в сети определяет будущее настроение всего общества и, значит, будущее и самого путинского режима. Путинизм уже откровенно боится российского общества, начинает с ним войну.

Каким видится будущее?

В сентябре 2019 года российское общество прогнозировало будущее России следующим образом. Сетевое сообщество считало наиболее вероятным сценарий «кризис и распад» на уровне 43%. «Революция» — 24%. В «успех и развитие» верило только 3,1%. «Все как прежде» — 23%.

В ноябре картина усилилась. Сетевое сообщество вновь считает наиболее вероятным сценарий «кризиса и распада» страны, но на уровне уже 46%. Рост пессимизма тревожен. Рис. 4.

Рис. 4. Прогноз исхода для России в Сети

Уличный опрос дал несколько иные цифры. Улица прогнозирует, что «все будет как прежде» на уровне 49,5%. Тут уныние и неверие — характерное настроение. Но оно чуть-чуть улучшилось на 4%. Улучшилось в том смысле, что люди начинают, видимо, задумываться не только о созерцании, но уже и о действии.

Рис. 5. Прогноз исхода для России на Улице

Путин, уходи! Путинизму — нет!

Отношение уже не столько к персоне Путина, а к государственному курсу, проводимому политическим руководством страны, показывает, что население однозначно отторгает и саму политику путинского руководства, «путинский курс».

Отношение населения к деятельности руководства страны (уличный опрос) в сентябре показало, что поддерживают курс путинизма 26%, не поддерживают 54%. В ноябре же поддерживают 27,7% , а не поддерживают уже 60,5%, что на 6,5% больше, чем два месяца назад. Число равнодушных уменьшилось.

В СЕТИ соотношение, естественно, еще более контрастное. За путинский курс 3,5%. Против этого курса 95,1%.

Эти данные абсолютно корреспондентны вышеприведенным, полученным по иным, но сходным, вопросам. Замечание относится к теме достоверности полученных результатов.

В целом эта часть исследования определенно показала удрученное, алармистское, отрицательное отношение российского общества к текущим делам и к будущему России в условиях путинского режима; однозначно негативное отношение к самому Путину и политике путинского режима по управлению страной. И то, что отторжение Путина и путинизма нарастает.

Прямой вопрос об отношении к политическому посту Путина — продолжать Путину и его команде править страной или уходить — дал следующий результат.

На Улице ответили: продолжать — 34% (меньше, чем в сентябре на 4%), уходить — 66% (больше, чем в сентябре на 4%). Сеть более радикальна: продолжать — всего 3,5%, уходить — 96,5% (рост на 0,5%).

Рис. 6. Сетевой народ убедительно говорит: «Путин — уходи! Путинизму — нет!»

Рис. 7. Народ и на улице также и все более жестко заявляет: «Путин — уходи! Путинизму — нет!»

По сути дела все это поддержка именно такой постановки актуальной политической формулы в «Программе Сулакшина». Наша программа, следовательно, отражает настроения абсолютного большинства российского общества. И этот факт объясняет причину, по которой режим пытается заглушить в интернете нашу информацию. Счетчики просмотров наших материалов и в сети, и на ютубе скручивают уже до 30 раз. Счетчик можно скрутить, но можно ли убить истину и волю народа?

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕМПЕРАТУРА. ОСНОВНОЙ РЕЗУЛЬТАТ

Исходная информация для расчетов политической температуры получена, как и ранее, из ответов респондентов на закрытый вопрос: «Как Вы относитесь к деятельности руководства страны?». В качестве возможных вариантов ответа предлагался спектр нюансов их отношения в диапазоне от крайней степени поддержки власти, до крайней степени оппозиции ей. Нюансов ответа предлагалось в количестве 11 политических «частот». Иными словами, от «абсолютно поддерживаю» до «абсолютно не поддерживаю».

Температура в Сети

Политический спектр Сетевого сообщества крайне оппозиционен путинскому режиму. Он фактически уже с 2018 года сформирован по «революционному» типу, полностью отказывая правящему режиму в признании его легитимности.

Рис. 8. Политический спектр в Сети (ноябрь 2019 г.)

Рис. 9. Динамика политического спектра в Сети с февраля по сентябрь 2019 г.

Политическая температура сетевой части российского общества давно, устойчиво и необратимо превысила классический революционный уровень в 750 условных градусов; с апреля 2019 года повысилась еще, более, чем на 250 условных градусов.

Рис. 10. Динамика политической температуры в Сети

Заметно некоторое охлаждение оппозиционности этой части общества, хотя рост возобновился. Срабатывает феномен психологической закрытости людей. Проще сказать — страх. Он активно стимулируется правящим режимом. Показательные расправы с протестантами на площадях летом 2019 года дали свой психологический результат.

Температура на «Улице»

На Улице оппозиционный разогрев общества меньше, но также демонстрирует тренд роста в революционную сторону.

Рис. 11. Политический спектр «Улицы»

Хорошо видно насколько «красная» часть спектра (отторгающая путинизм) стала преобладать над частью спектра в поддержку путинизма.

Рис. 12. Динамика политического спектра «Улицы»

Тренд «уличной» температуры не изменился, она нарастает и уже достигла рекордного уровня. Небольшая летняя флуктуация потепления в отношении к путинизму (эффект запугивания населения расправами на площадях) тренд не изменила. Рис. 13.

Рис. 13. Динамика политической температуры «улицы» (в условных градусах). Системный тренд очевиден

Тренд позволяет делать прогноз. В разных приближениях модели революционный уровень политической температуры около 700–750 условных градусов вероятно будет достигнут в 2020–2021 году. Конечно, режим будет прибегать к политтехнологическим трюкам в стремлении сбить народную ненависть и политический протест. Но изменить свою сущность режим уже не в состоянии. Действуют его собственные законы. Так раковая опухоль начинает распадаться и гнить, заражая весь организм и тем самым ведя его к смерти, когда организм уже не в состоянии опухоль «кормить». Это известное явление некротизации опухоли. Путинизм вошел в эту фазу, если говорить образно.

Суммируя положительное и отрицательное отношение общества к режиму путинизма по данным политического спектра и отражая их в исторической динамике можно видеть как путинские авантюры превратили с 2013–14 гг. политический процесс в России в манипулятивный, и как объективное отношение общества «выправляет» эти авантюры, напрягая страну в неизбежном отторжении путинизма. Рис. 14.

Рис. 14. Манипуляции режимом в 2013-2017 гг. политическим сознанием общества исчерпали себя. Общество «просыпается», «крест» на путинизме виден уже невооруженным глазом

На рис. 14 наглядно виден исторический «крест» на путинизме. Интересно, что точка пересечения трендов поддержки и неподдержки путинизма пришлась на октябрь 2017 года. Наши данные являются предупреждением обществу и тем, кто имеет хотя бы инстинкт самосохранения в правящей группировке. Модель страны необходимо менять, освобождая ее от провалившегося режима и угроз, исходящих от него. На это и направлен проект новой Конституции России и Программа Сулакшина. Страну нужно уберечь от краха.

Получив такой устойчивый и, судя по всему, необратимый результат невольно вспоминаешь слова из революционного гимна «Интернационал» — «кипит наш разум возмущенный». Сеть уже «перегрета», уже вскипает, что и объясняет ужесточающуюся кибервойну режима в интернете и интернет-репрессии, как и репрессии уличные. Все общество в целом естественно отстает по температуре от активной сетевой его части, но возрастающий тренд нагрева выведет в среднесрочной перспективе ситуацию — и в более широких кругах — на революционный уровень.

Путин со своей группировкой доводит страну до грани устойчивости и это становится для страны опасным.

ПРИШЛО ВРЕМЯ

Пришло время поделиться и информацией, получаемой из нашего опроса о том «Кто?». Кому доверяет народ, думая кто же способен и должен возглавить исторический переход страны, ее очищение от путинизма. Вопросов было три.

Первый вопрос был таким: «Знаете ли вы о новой Конституции и Программе Сулакшина, о самом Сулакшине?».

Сеть более продвинута по этому вопросу. 44% знают. Много это или мало? Если учесть, что 66% населения участвует в работе Сети, то 44% по опросу составляют 29% всего населения. Конечно, это только оценка. Но 29% — это десятки млн человек. И это, конечно, уже фактор. «В чем сила, брат?». Сила не только в путинских, зюгановских или навальненских миллиардах. Сила, брат, в правде! Рис. 15.

Рис. 15. Сеть знает о проекте Сулакшина по преобразованию страны на уровне 44%

Рис. 16. На Улице пока меньше знают о проекте Сулакшина

Народ на Улице, конечно, меньше осведомлен о Программе Сулакшина. Но более 13% — это тоже многие миллионы человек. Поистине, сила в правде! Оставшиеся вопросы были таковы.

Кому из вероятных лидеров оппозиции доверяет народ? Кого народ видит вероятным лидером оппозиции?

Конечно, эти данные наиболее неустойчивы, поскольку вопрос заставал людей пока еще врасплох, об этом многие всерьез еще не думают. Люди пока еще путают вопрос об индексе известности (раскрученности) тех или иных персон и реальном доверии им.

В Сети ответ выглядит следующим образом.

Рис. 17. Сеть верит следующим лидерам и их движениям

Рис. 18. Сеть хотела бы видеть лидером следующих персон

Авторов «порадовало» отличие мнения Сети от собственного, авторского. Это один из косвенных признаков объективности исследования. На Улице картина выглядит несколько иначе.

Рис. 19. Улица верит следующим лидерам и их движениям

Рис. 20. Улица хотела бы видеть лидером следующих персон

В общем, понятно, что политическое созревание население только начинается. Но из полученных в ноябре 2019 года данных также понятно, что процесс политического созревания народа и настоящей оппозиции ускоряется и кульминация приходится по прогнозу на 2020–2021 год. К тому времени, вероятно, и Запад перестанет заигрывать с Путиным и путинизмом и крепко прижмет им хвост. Общий кризис страны, гибнущей под игом путинизма, не за горами. Страну придется отстаивать одновременно с внутренним очистительным процессом.

Данный раздел носит ориентировочный характер и авторы ставили целью не столько убедить читателя в достоверности полученного результата, сколько возбудить в сознании читателя сам вопрос. Скоро он станет ключевым и всерьез отвечать на него нужно еще научиться. Слишком — и все более сильно — работает кремлевская машина манипуляции массовым сознанием, его зомбированием!

Обычная картинка с опроса была примерно такой. Кто лидер, по-вашему? А вот тот-то. А почему? Я о нем слышал, он мне нравится… На таком уровне народ никогда не станет политическим субъектом творения истории своей страны. Мозги включать по-любому придется!

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Итак, ноябрьский замер подтверждает устойчивость развития политического процесса в стране в сторону отторжения правящего режима и путинской группировки, отторжения самого Путина.

Значение политической температуры, приближающееся к 750 условных градусов, исходя из исторического опыта, соответствует крайней (вплоть до революционной) степени нестабильности. Прогноз по новым данным ноября говорит о том, что такое значение может быть достигнуто в 2020–2021 году.

Подъем политической температуры, на фоне нереализации в общем-то пустых, лживых и несостоятельных обещаний политического режима, может вызвать активность общества революционного накала.

Какого типа революция из трех возможных будет наиболее вероятна? На сегодня ясно, что наиболее благоприятной может быть только социализирующая страну революция (Программа Сулакшина). Для нее выработана политическая формула: мирная и законная революция большинства. Цветная революция неприемлема и опасна, а она явно готовится на правом фланге, частью кремлевских башен и пятой колонной.

Столь же опасна для России попытка манипулятивными приемами «транзита», проектом «преемника» добиться putinism forever. Такому, как видно из измерений, объективно уже не бывать, но при подобной попытке может не стать самой страны.

Левацкая догматика и имитации, фальшивки, подсовываемые Кремлем в левой упаковке для страны бесперспективны, а по существу опасны своей и теоретической, и практической несостоятельностью.

Однако, у страны есть выбор. Есть проект новой Конституции России и Программа Сулакшина. Приходит пора стране и народу делать свой выбор. У России есть шанс!

Авторы: Сулакшин Степан Степанович — Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Захаренко Надежда Андреевна — к.соц.н.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Источник: narzur.ru