Занятная это штука — ответственность. На ней, по сути, основана вся система функционирования государства, да и общества тоже. Её уровнем определяется положение того или иного человека в государственной и общественной жизни. А от готовности её на себя принимать зависит оценка эффективности работы государства в принципе. Но когда такой трогательный момент настаёт всерьёз — начинается яростный процесс её перекладывания. Особенно в те моменты, когда идёт выяснение ответа на первый главный русский вопрос: кто виноват?

И особенно забавно наблюдать за тем, как эту ответственность пытаются перекладывать на граждан. Причём те, кому эти граждане за ответственность платят. Именно это происходит сейчас в связи со второй волной эпидемиологического кризиса в моём родном городе Ростове-на-Дону.

На днях губернатор Ростовской области, г-н Голубев (к слову сказать, один из чемпионов по непопулярности в стране), выразил глубокую озабоченность относительно угрожающей динамики смертности от коронавируса в Донском крае. А ещё он глубокомысленно заметил, что его это «очень сильно настораживает» и потребовал выяснения причин. Ну, и нахождения виноватых. По его же словам: «Значит кто-то что-то делает не так». Что ж, понятна озабоченность г-на губернатора: ему ведь отчитываться, а тут такое.

Но виноватых, похоже, нашли. Стало известно, что, отчитываясь о работе по борьбе с COVID-19, ростовские власти начали массово штрафовать граждан за отсутствие масок. На эту тему на Дону развернулся самый настоящий карательный конвейер. Всего за две первые недели ноября суды Ростовской области рассмотрели более 3000 административных дел по 20.6.1 КоАП («Невыполнение правил поведения при ЧС или угрозе ее возникновения»). Которые были заведены главным образом на граждан, оказавшихся на улице или рабочем месте без маски. К административной ответственности, например, привлекают водителей и пассажиров маршруток, сотрудников гипермаркетов и даже ждущих автобуса на остановке без средств индивидуальной защиты. То есть людей буквально хватают на улице. В подавляющем большинстве случаев постановления просто штампуются даже без присутствия обвиняемых. Причём в этих административных действиях даже особого смысла нет — суды под копирку выносят необременительное предупреждение, ведь еще летом Верховный суд спустил директиву строго нарушителей масочного режима не наказывать. Хотя, можно ли считать «не строгим» наказанием штраф в тысячу рублей — вот вопрос. Но так или иначе, у этого массового доставания и без того задёрганных пандемией граждан только одна цель — отчитаться о «борьбе с коронавирусом». Чтоб статистика была.

Впрочем, лично я вижу не только это. Происходящее — попытка прямого перекладывания ответственности на граждан. Демонстрация того, что это, дескать, они виновны в происходящем. Что ж, это, безусловно, легче, чем искать реальных виновных в патовой ситуации в донском здравоохранении. Разумеется, ведь это граждане виноваты в том, что динамика заболеваемости и смертности от коронавируса в регионе бьёт рекорды весны, а в Ростовских и областных аптеках острый дефицит лекарств (и это уже после нескольких месяцев пандемии). А на те лекарства, что есть, происходит стремительный рост цен. И, естественно, это их вина в том, что из-за не менее острого дефицита квалифицированных кадров в донском здравоохранении, на должности участковых врачей-терапевтов начинают назначать фельдшеров. Просто чтобы хоть как-то заткнуть эту кадровую дыру. И такое происходит там, где находится один из серьёзнейших и крупнейших в стране медицинских вузов, занимающий несколько кварталов в центре Ростова.

Ну, и, конечно же, это граждане виновны, что в ростовских больницах люди просто умирают из-за отсутствия дыхательного кислорода. И это меньше чем через год после скандала, связанного с именем бывшего главы областного Минздрава г-жой Быковской, произошедшего как раз на эту тему. Когда врач одной из больниц попытался создать прямо на месте кислородную станцию, но выяснилось, что больница обязана покупать кислород у определённого Минздравом поставщика. Это было как раз перед началом эпидемии.

Кстати, о самой г-же Быковской. Которая сейчас, наконец, ушла со своего поста. Того, что занимала без малого шестнадцать лет — с 2004 года. Ушла только сейчас. Хотя ещё год назад её пытались привлечь к уголовной ответственности. И даже помещали под домашний арест, который она провела с большим комфортом: в доме, больше похожем на дворец, с лепниной, золотом, колоннами, мрамором, с мебелью как в Версале, общей площадью в 525 кв. м., на участке площадью в 1000 кв. м. Тогда кадры внутреннего убранства этого «домишки» порадовали всех. При том, что согласно декларации за 2019 год г-жа Быковская заработала менее 3 млн руб. Но, разумеется, неготовность региона к пандемии не имеет к этому ни малейшего отношения. Кто ж сомневается.

Что тут скажешь. С самого начала было понятно, что COVID-19 — это вопрос не столько медицинский, сколько инфраструктурный. Коронавирус — это не Чёрная Смерть и даже не холера. Сам по себе он не такой уж и убийственный (уровень его реальной смертоносности — это вообще отдельный вопрос). И его опасность прямо коррелирует с готовностью государственной системы принимать повышенную ответственность, с уровнем развития здравоохранения и эффективностью его структур. Так вот нынешний кризис — в куда большей степени проблема коррупции и неэффективности. Всего того, что копилось годами. А ещё это кризис доверия. Которого у общества с каждым днём всё меньше.

Павел Раста

Источник: narzur.ru